181 МОТОСТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК



Приветствуем Вас, Гость
Главная | Архив | Регистрация | Вход
Разделы сайта

Выберите категорию
Книга памяти 181 полка [608]
Список погибших однополчан
Пропавшие без вести [12]
Список пропавших
Требующие уточнения [9]
Отсутствуют в ВКП или место службы под вопросом

Короткие сообщения

Поиск на сайте

Главная » Архив » Вспомним их поимённо » Пропавшие без вести

Панасенко Александр Александрович - 2 МСБ
 
Панасенко
Александр Александрович
 
 
  Панасенко Александр родился в 1961 году в городе Димитровград Ульяновской области. Русский.
  В Вооружённые Силы СССР был призван 26 апреля 1980 года Димитровградским РВК.
  В Афганистане с августа 1980 года (по другим данным с 1981 года - прим. Администратора сайта). Проходил службу в 4 мотострелковой роте в/ч п.п. 51932.
 
  Рядовой Панасенко пропал без вести 5 февраля 1982 года в провинции Парван (см. Алиев Мумад, Шавинян Арарат).
 
Заметка в газете "Побратим" № 13, 1991 год
 
 
 
  Письмо с сайта www.afgan-memorial.narod.ru:

 "Пробегал глазами список пропавших без вести - увидел «Панасенко Александр. 1982. Парван.
»
 
   Решил написать. Не знаю, легче кому-нибудь будет или тяжелей, расскажу, как было. 
Может быть, легче кому-то будет, если узнают наверняка, что не потерян он в горах, не брошен на растерзание ... чужих.
   А дело было зимой 1981-1982 года. В начале февраля 82. Две недели перед этим делом «чесали» зелёнку в Чарикаре. Потом вместе с бронегруппой переехали поближе горам. 
   На рассвете оставили бронегруппу и направились к ущелью. 
   Пока шли по предгорью прочесали несколько кишлаков. 
   Сопротивления не было, только попадали несколько раз под обстрелы, но, похоже, стреляли издалека.     Потом начали втягиваться в ущелье. Наша рота выдвигалась вдоль русла обмелевшей зимой речки.   Русло местами широкое, каменистое, видимо в другое время потоки приличные, но сейчас воды в широких местах мало, на перекатах по колено. Тропка то по руслу, то рядом, когда узкое место. 
   Помню так. В тот день наш взвод выдвигался первым, а я, соответственно, шёл первым по тропинке. За мной цепочкой моя 4 рота. Ну, рота, сами знаете, одно названье – «в цепи» человек 40. И шли, как обычно - уже отработано было. Я иду, обшариваю глазами тропинку на предмет мин, смотрю вокруг (я не сапёр, но опыт имел уже первым ходить - почти полтора года прослужил в армии). За мной, метрах в пяти-семи, Сашка Панасенко, за ним ещё (имя не помню) парень-узбек, потом ротный и так далее. Всё, как обычно. У меня камень в сапог залетел. Пока присел, вытряхнул, Сашка и второй парень обогнали меня, и я третьим оказался в цепочке. 
   Подумал – «Когда узкое место между каменными россыпями пройду, начну обгонять». Но как только Сашка и второй парень вышли на открытое место - тут нам и дали жару. Я за ближайший камень завалился. Били сильно - все камни посекли. Из-за камня кое-как вижу за пригорком руку, подумал - Сашкина, неестественно так вверх направлена с расслабленной кистью и без движения - всё понятно, слышу, узбек кричит - ранен. 
   Мы с ротным отстреливаемся, как можем. 
А санинструктор наш - Серёга (с Казахстана призывался) - пытается переползти пригорок к Сашке - не дают выползти - камни крошат. Вся рота лежит, отстреливается, а нас сверху долбят. Потом ребята, что подальше сзади шли, в обход за каменной россыпью по речке Сашку вытащили, узбек сам выполз - ранен был, но вышел. Вертушек нет. Огня нет. Только раненых прибавляется. Слышу, ротный мне кричит – мол, Сашку вытащили, жив, но две или три пули в живот. Спрашивает меня для верности – «Шёл ли еще кто перед Сашкой?» «Нет» - говорю. «Уходим» - кричит. Странно, ротный у нас - только вперёд, но в этот раз, видимо, дали команду уходить. К тому времени, я потом узнал, у нас уже было пять раненых, два тяжело. Метров триста открытое место - широкое русло речки самое удобное для быстрого отхода. Рота бегом уходит. Мы прикрываем попеременно - то мы с ротным (у меня ПКМ 7,62), потом замполит с парнем (Женя) тоже с ПКМ.
Когда вышли в более-менее укрытое место, у нас уже было трое совсем тяжёлых (кроме Сашки ещё парень-чеченец Ахмед - в голову, и армянин, Ара звали - в грудь) и много раненых полегче - ноги, руки. Несколько километров тащили тех, кто идти не мог. Сами знаете, как нести по горам.
   Менялись часто. Я точно помню, что нёс какую-то часть пути Сашку. Где-то на полпути сошлись с 5 ротой, которая тоже выходила. Помню, ещё комбат наш нёс на плечах Сашку. Положили всех в вертолёт (спасибо вертолётчикам - садились в "зелёнке", рисковали здорово). Я не прощался с ранеными - прикрывал вертолёт, но вечером, когда обсуждали это дело, Сергей (зам. ком взвода) говорил, что, когда в вертолёт Сашку клал, тот без сознания был, но пульс прощупывался. И ещё несколько ребят подтверждали. 
   Вот и всё... 
   Потом, когда вернулись из рейда, ротный ездил в госпиталь навестить раненых. 
   Нам говорил, когда возвращался, что вроде Сашка жив (двое других тяжёлых в вертолёте уже без пульса были). Мы все рвались поехать, но он говорил, смысла пока нет. А скоро опять в рейд ушли на полтора месяца почти. А потом нас начали вызывать в особый отдел. По одному. 
   В общем, думали особисты, что бросили мы там Сашку. Уж не знаю, где его «потеряли». Ребята раненые, что в сознании в вертолёте были, говорили, что долетели до госпиталя без приключений. 
Один даже вернулся в роту потом.
   И ротный нам говорил, что Сашка в госпитале и жив. 
 Сейчас уж думаю, может, врал - нас огорчать не хотел? Но вроде ротный у нас не слабак, да и мы тоже - всякое было. 
   В общем, ещё раз летом 82-го все мы у особиста «высокого» побывали. И опять меня, например, он пытался «убедить» (без рукоприкладства), что мы Сашку там оставили. 
   А что случилось, никто нам так и не рассказал. 
Сами пытались узнать, но там, в чехарде этой...
Сами судили-рядили - только одно в голову приходит - перепутали его с кем-то в госпитале, в гроб под чужим именем положили и отправили в Союз. А потом не захотели ворошить.
   Надеюсь очень на это - что всё же в «советской» земле лежит. Хороший был парень. Наш. 
   Потом уже после службы с ребятами собирались съездить на родину его. 
   Не сложилось. 
   Вот собственно и всё. А сегодня увидел его в списке пропавших без вести. 
   Ну как же так?! Значит и родные не знают ничего! Столько лет! 
   Решил написать. 
   Хочу, чтобы тот, кому небезразлично это, знал, что Саша Панасенко не в горах остался, не бросали его свои, и не терзали его духи. 
   Длинно получилось..."
 

С уважением, Сергей
si_ch_afg@mail.ru
 
    От Администратора сайта:
   Я отправил письмо по адресу, указанному Сергеем, но оно вернулось - такого адреса не существует.    Поэтому прошу всех, кто может что-то прояснить, написать или здесь в комментариях, или в письме на сайт.
 
   Особо хочу обратиться к автору письма Сергею:
Сергей, просьба - напишите мне на 181msp@rambler.ru. Надо много чего уточнить.
 
 
 
Воспоминания Геннадия Ермоленко, 4 МСР 181 МСП:
 
В один из дней этого рейда, а точнее 5 февраля 1982 года, роте серьёзно досталось. Тогда пропал без вести ряд. Панасенко А.А. уроженец Ульяновской области, погибли чеченец из Грозного Ахмед Алиев (правильно Мумад), Ара (армянин Шавинян Арарат из молодых), которому пуля в грудь попала. Он ещё успел после этого сказать: "Все. П....ц". Куликов Саня с 1мсв этому свидетель, находившийся рядом под обстрелом. Несколько человек было ранено. А Ахмед Алиев тогда перебинтовывал раненных. Он в этом рейде пошёл санинструктором вместо Ковязина Сергея, заболевшего накануне рейда желтухой (Мумад сам и вызвался). Пуля ему в голову попала.
Нашей 4МСР была поставлена задача в том рейде двигаться по левому ущелью, а на гору справа должна была сесть соседняя 5 рота. Но их прижали. И в дальнейшем огнём именно с этой горы нам досталось. Ещё на выходе из кишлака по указаному маршруту мы попали под плотный огонь. Ротный к-н Бабкин А. доложил об этом по радиосвязи и внёс своё предложение выдвигаться на склон горы. Однако получил отказ. 1-й и 2-й взвод выдвинулись вперёд. За ним двигались оставшиеся два взвода роты и миномётчики батальона. С нами также были замполит 4 роты к-н Басканов и ст.л-нт –замполит батальона (Ф.И.О. не помню). Когда начался сильный обстрел и появились раненные, всех стали переносить за большой валун, за которым укрылись практически все подразделения. А двигались мы по руслу небольшого (в зимний период) горного ручья. Помню, как командир роты Бабкин приказал мне и ещё нескольким бойцам вынести из-за камня, находящегося примерно в 60-80 метрах от нас, раненного в правую сторону живота Панасенко А.А. Под обстрелом по арыку я побежал к камню, за которым лежал раненый. Вместе со мной прибежал земляк мл.с-нт нашего 3-го взвода Малинка Игорь из г.Мерефа Харьковской области. Также там был узбек по национальности рядовой Эргашев (по-моему) и точно чеченец Мумад Алиев. Мы перебинтовали Панасенко, а Эргашев сумел ещё и достать под обстрелом оружие раненого, находившееся в нескольких метрах от камня. Вчетвером, взяв за руки-ноги бесчувственного Панасенко мы по арыку побежали к большому валуну, за которым укрылись наши подразделения. Вокруг нас как в решете всплёскивались фонтанчики воды от пуль. Когда мы добрались к нашим, никого из нас не задело, кроме раненного Панасенко – у него был вновь прострелен живот и пошла кровь уже и слевой стороны.
Когда обстрел утих, офицеры приняли решение отправить назад в сторону кишлака группу сопровождения вместе с ранеными, а подразделениям выполнять поставленную задачу дальше. Старшим группы был назначен выше упомянутый мл.с-нт Малинка. В неё помню вошли Алиев М., Куликов Саня из Оренбуржья, армянин Шаминян Арарат и др. Среди раненых, которых выносили, был мой земляк Житницкий Николай из г.Киев. Группа продвинулась менее половины дороги к кишлаку и вышла из-за размытого берега ручья на открытый участок. Вот здесь её и накрыли духи буквально на наших глазах. Был смертельно ранен в грудь Шаминян, убит в голову перевязывавший его Алиев, ранен в руку Куликов и другие. Накрыли затем духи и нас. Перемещаясь по гребню горы, они значительно сузили нам сектор обстрела, буквально зажав всех на небольшом «пятачке».
Замполит роты к-н Басканов по рации вызвал «вертушки». Мы обозначились дымами и когда вертолёты накрыли гору, огонь несколько стих, мы в дыму добрались до отходившей ранее группы. Оставляя заслон прикрытия примерно из 5-10 человек, под огнём стали двигаться в сторону кишлака, вынося при этом раненных и убитых, подбирая их оружие. Заслон прикрытия, отстреливаясь, отходил последним. В него входили попеременно почти все, менялись, когда уставали при выносе раненных и убитых ребят. Когда дошли до кишлака, интенсивность огня спала. Выбрав удобную площадку, посадили вертолёт, загрузив туда всех раненных и убитых. Вторая вертушка прикрывала нас сверху. Позже, когда вышли из рейда и пришли в Кабул, несколько человек с роты ездили на опознавание трупов. Но среди мёртвых, со слов учавствовавших в опознании, Панасенко не было. Решили что он где-то на излечении в госпиталях. Но домой он так и не вернулся (весной 1982 г. должен был уволиться). Несколько раз мы, проезжая мимо Баграма, заезжали в штаб армии писать по факту случившегося объяснения.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Категория Пропавшие без вести | Добавлено 06.01.2011
Смотрели 2623
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!
В этот день погибли:





Copyright Тулупов Сергей Евгеньевич при поддержке однополчан © 2010 - 2019 При использовании материалов сайта ссылка обязательна. Ограничение по возрасту 16+