181 МОТОСТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК



Приветствуем Вас, Гость
Главная | Архив | Регистрация | Вход
Разделы сайта

Выберите категорию
Командный состав 181 мотострелкового полка [7]
История полка [19]
Факты и документы
Вспомним их поимённо [626]
Книга Памяти в/ч п.п. 51932
Воспоминания [121]
Рассказы, стихи, песни
Документы войны [47]
Разведданные, карты

Короткие сообщения

Поиск на сайте

Главная » Архив » Воспоминания

Очеретный Андрей. Стихи. 1980 год
В час отдыха, после тяжёлого дня,
Любуясь багряным закатом,
Помните! Где-то сейчас не для сна
На камни ложатся солдаты.

Любите, даруйте друг другу тепло,
В судьбу свою веруйте свято
Но знайте! Собой защищая её,
На камни ложатся солдаты.

Я знаю, теперь на любом торжестве
Мой тост будет сдержан и краток.
Свой первый бокал поднимаю за тех
На камни упавших солдатов.

Не будет прощения нам на земле
Если забудем когда-то,
Как пулей сражённые по весне,
На камни ложились солдаты.

 
21 июля 1980 года, 
Суруби.

 ----------------------------------------------------------------

Для тех, кто был в Афганистане
Я посвящаю песню эту.
В восходе утреннего света
С тобой делили сигарету.

В окопах мы с тобой мечтали
Увидеть вновь любимых лица.
С тобой мы той минуты ждали.
Пусть это вновь не повторится.

Когда в горах, на перевалах,
В тиши ночной и у костра,
Мы смерть познали, жизнь познали.
Она у всех у нас одна.

За 35 лет без войны
С тобой мы первыми вступили,
В руках с оружием в страну,
Где кровь рекой, смерть и насилье.

Мы здесь узнали цену жизни
И слово важное - товарищ.
Оно как символ возродилось
В огне, дыму больших пожарищ.

Ты помнишь, как идя в атаку,
Споткнулся друг твой лишь на миг.
Застыл на мете, обернулся.
Вдруг рухнул наземь и затих.

Он обнял землю, не родную.
И простонал в дыханье слабом.
«Ребята, как охота жить.
Вы отомстите этим гадам».

И в дикой ярости без страха,
Ты поднимался вновь и вновь,
И мстил за тех, кто не вернулся.
Ведя незримый, смертный бой.

Ты забывал любимых лица,
Что где-то там в родимом крае,
Не спят ночами, ждут тебя.
Отец твой, брат и мать седая.

Для тех, кто был в Афганистане,
Кто жизнь узнал и смерть познал.
Прошу вас всех встать на минуту,
Прошу поднять вина бокал.

За тех, кто больше не вернётся,
Кто жизнь отдал и кто живой.
И кто сейчас, минуя пули,
Ведет незримый, смертный бой.

 
Июль 1980 года, 
Суруби.

--------------------------------------------------------------

Ведь когда он пошёл в рукопашную,
Тот, который погиб в первый рейд,
Он не думал о дембеле даже,
Он думал о девчонке своей.

Но такая уж выпала доля -
Он остался в ущелье лежать.
И шакалы съедят его тело,
Кто там не был, тому не понять.

Выносить его не было смысла.
Только кости остались лежать.
Трое суток пыталась разведка
Его тело из пропасти взять.

Полегло ещё двое с разведки
От басмаческих пуль и камней.
Только кости парнишки с пехоты
Уже ссохлись от палящих лучей.

Не увидит девчонка парнишку,
Его нет уже больше в живых.
Даже мёртвым его не увидит,
Сильный ветер развеял уж прах.

А теперь посиди и подумай.
Без обиды ты честно скажи:
Стоит ждать ли солдата такого?
Ты в ответном письме напиши.

Я тебе рассказал, дорогая,
Лишь немного про службу свою.
Вот такая тут служба, родная.
В этом жарком, далёком краю.
----------------------------------------------------------------

Мне не забыть вовек Афганистан,
Те горы, те ущелья, те долины,
Друзей, что навсегда остались там
И не вернутся никогда к своим любимым.

Я буду пить! О, как я буду пить!
Никто из вас меня не остановит.
За всех за них, коль выпало мне жить,
Не белое вино, а цвета крови.

Мой первый тост – за тех, кто мёртв,
Второй – за тех, кто ныне живы,
А третий – пусть прибавит силы
Тем, кто тропой моей идёт…

 
Написано 
после майского рейда 1980 года.

---------------------------------------------------------------

О наших рейдах песен не напишут,
Солдатам павшим не зажгут огонь.
А мы одною Родиной лишь дышим.
Ей наша честь, сраженья и любовь.
И вот мы в прорези прицела,
А рядом пропасти, снега, огонь и дым.
Моя пехота повзрослела,
Кому же хочется быть вечно молодым?
Не всех любимые дождутся,
Одна уйдёт, другой жизнь искалечит рок,
Но с наших губ проклятья не сорвутся,
Родине мы служим, и нам не вышел срок.
И вот опять мы в прорези прицела,
Опять обрывы, камнепады, дым.
Моя пехота повзрослела,
Ведь кто-то должен же быть вечно молодым.
Нам жаль одно – что матери быстрей стареют,
Да часто пишут – берегись, сынок.
И лишь отцовские глаза при встрече,
На столик выставив законных два по сто.
И пусть мы в прорези прицела,
Пусть пропасти, снега и дым.
Моя пехота повзрослела,
Видать остался кто-то вечно молодым.

 
Июль 1980 года. 

-------------------------------------------------------------

По дорогам глухим
Сквозь холодный туман
Грозно катят ЗиЛы,
Надрывая кардан.

Автоматы в руках,
Передёрнут затвор
Не отстать бы в горах,
Так молись на мотор.

Афганистан, Афганистан,
Письма редко отсюда приходят.
Не одна мать-струшка зальётся слезами.

А шофёр держит руль.
Только сердце стучит,
Впереди перевал,
А на нём басмачи.

Не отстать от своих,
Пока день и светло.
Только пуля летит
В лобовое стекло.

А в родном краю,
Где сады зацвели,
Там светло и тепло
От родимой земли.

Ждите, любимые, нас,
Мама вытри глаза.
Мы ведь живы ещё
И стучат в нас сердца.



 
Май 1980 года (1358 год)
 
 
 



В плеере представлен более поздний вариант песни, уже разошедшейся по Афгану. Слова уже немного искажены - примечание Администратора сайта.

---------------------------------------------------------------

Привет из афганского края,
Где песчаный афганец метёт.
Где пули, как мухи летают,
И не знаешь, какая в тебя попадёт.

Чтобы службу ты поняла нашу,
В этом жарком, зверином краю,
Я тебе, моя милая,
Напишу как могу, объясню.

Что касается службы здесь нашей,
Служим мы далеко не в раю.
Ну, а если насчёт алкоголя,
Можно сказать, что не пью.

Рассуди теперь, как мы здесь служим,
Даже волосы дыбом встают.
Ведь за голову нашего воина
Сто тысяч афганей дают.

Ты идёшь на работу скучая,
Ну а мне не до скуки теперь.
Ведь душманов ловлю я, родная.
Ну, а это не скучно совсем.

Ты сидишь и о жизни мечтаешь,
Я мечтаю поймать басмача.
Поздним вечером к стенке поставить,
И стрельнуть, как стрелял он в меня.

Ты сидишь в мягком кресле и смотришь -
На экране идёт кинофильм.
Там врачи вынимают осколок
Из пробитой солдатской груди.

Спозаранку мы в рейд уезжаем,
И не знает никто из парней,
Кто вернётся живым, кого ранят
А кого не увидят совсем.

Ну, а может быть в эту минуту
Я лежу на больничном столе?
И какой-нибудь друг склифасовский
Зашивает дыру в голове.

Хоть я знаю, что ты меня любишь,
Хоть и знаю, что будешь верна.
Но и всё же, на всякий пожарный,
Жди, как ждала бы ясного дня.

Ну, а если ты вдруг не дождёшься
Даже после такого письма -
Как в глаза ты посмотришь парнишке,
Который так любит тебя?

Я уверен, что скажешь ты – надо.
А точнее обязана ждать.
Ведь в Советском Союзе не каждому
В мирное время пришлось воевать.

Ну, а если вернётся оттуда,
И с медалью ещё на груди.
Ты гордиться им будешь, подруга,
Ведь твой друг был всегда впереди.

В губы алые он поцелует,
И тогда ты поймёшь, что не зря
Дождалась ты солдата со службы.
Загорится над вами заря.

И на этом письмо я кончаю.
До свидания, радость моя.
Жди меня до последней минуты,
Я уверен в тебе - ты моя.

---------------------------------------------------------------

Друзья, я вам песню спою про службу в Кабуле свою.
Про то, как теряли друзей и как били в горах басмачей.
На рассвете прошли мы границу, мост понтонный был гибок, упруг.
Твёрдо стали на почву чужую и погнали машины на юг.

Долго ехали мы по дороге, стали в полночь мы все на привал.
Чтобы силы набраться немного. Впереди ждал Саланг-перевал.
Не успело взойти ещё солнце, заревели машин дизеля
И пошли в неизвестное завтра впереди дембеля-дембеля.

Продвигаясь по длинным тоннелям, задыхались солдаты в дыму.
Ох, как трудно нам было ребята, даже песне сказать не могу.
И пошла под уклон лишь дорога, из-за скал по нам стали стрелять.
Басмачи-эти подлые твари - не хотели нас дальше пускать.

Но ответили дружно ребята по ним беспощадным огнём.
Только трупы остались на скалах, прошиты свинцовым дождём.
Вот доехали мы до Кабула, разбили свой лагерь вблизи.
И стали нести свою службу, охраняя свои рубежи.

Часто ездили мы на заданья, очищая завалы в пути.
Взрывы эхом в горах раздавались - это был наш сапёр впереди.
Вот однажды в горах Базархана басмачей появился отряд.
По тревоге нас подняли, дан приказ был - ущелье взрывать.

Трудно было добраться до цели, много было завалов в пути.
И вперёд уходили сапёры, очищать - чтоб быстрее пройти.
Да будь Афганистан трижды проклят! Сколько наших погибло парней.
Как искупишь вину перед ними? Мы на деньги не меняем друзей.

В батальон возвратились мы снова, стали ждать мы свой дембельский час
От Устинова слова бы слова. Приказ выйдет теперь и для нас.
И вот встретит нас снова Россия, мы два года не видели мать.
Первым делом поднимем бокалы за тех, за погибших ребят.

 
Август 1980 года, 
Суруби.

----------------------------------------------------------------

Совсем молоденький парнишка,
Его мужчиной не назвать,
Полусолдат-полумальчишка
В окопе учится стрелять.

Его мишень не из картона,
И пули не учебные даны.
Стреляет в тех, кто вне закона
Пришёл с мечом в Афганистан.

Ему сейчас бы сесть за парту,
Ему задачи бы решать.
Дать в руки глобус, книгу, карту,
А он прицелился опять.

Простой солдат, советский парень,
Пришёл сюда издалека.
Как будто щит над головами
Его рабочая рука.

Он присягнул стране Советов,
Ему приказ был строгий дан.
Он защищает всю планету
И борется сейчас за Афганистан.

Как будто нет другой печали,
Как будто нет ему родней,
Собой от пули закрывает
Чужих, афганских матерей.

И связку взяв за ручки обе
Противотанковых гранат,
На смерть застыл в чужом окопе
Советской Армии солдат.

Он ждал известности едва ли,
Он выбрал сам кровавый мир,
Чтоб дети на земле писали
В своих тетрадях слово «мир».

И это главная награда
Для сердца скромного его.
Мы мир почти не замечаем,
Он нам привычен, как закон.
Порой в душе не сознавая,
Какой ценой даётся он.

 
Июль 1980 года, 
Суруби.

----------------------------------------------------------------

Ты не жди меня, родная, стоя на крыльце
Я солдат, а это значит - быть убитым мне.
Сколько миль мы прошагали по чужой земле.
Каждый день судьбой играли, позабыв о сне.

Только ветер правду знает,
Где мы встретимся с тобой.
Я солдат фортуны, в жизни много есть потерь.
Все готов отдать ради любви, ты поверь.

Где-то мирные рассветы, жизнь течёт рекой.
А у нас нет прав, всё это отнято войной.
Что нам завтра жизнь прикажет, может снова в бой.
Как хотел бы я, родная, встретиться с тобой.

Ты не плачь, моя родная, не грусти по мне. 
Если вдруг беда случится в этой злой войне.
Если небо станет хмурым, если дождь пойдёт.
Не печалься, дорогая, этот день пройдёт....
 
 
 
 
 
 
 
Андрей Очеретный, 3 МСБ 1980 год
 
 
 
 
 
 
 
 
                                                                                                                                                                                                                                         
Категория Воспоминания | Добавлено 24.06.2012
Смотрели 1278 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 2
0
1  
Эти стихотворения переписаны из блокнота автора. Автор стихов - Андрей Очеретный, служил в 3-м тогда ещё мотострелковом батальоне 181 МСП, в 1980 году. Предоставил их Василий Заика (на сайте Zaika) - 9 МСР 181 МСП.

0
2  
О творчестве Андрея Очеретного ЗДЕСЬ.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!
В этот день погибли:





Copyright Тулупов Сергей Евгеньевич при поддержке однополчан © 2010 - 2017 При использовании материалов сайта ссылка обязательна. Ограничение по возрасту 16+