181 МОТОСТРЕЛКОВЫЙ ПОЛК



Приветствуем Вас, Гость
Главная | Архив | Регистрация | Вход
Разделы сайта

Выберите категорию
Командный состав 181 мотострелкового полка [7]
История полка [20]
Факты и документы
Вспомним их поимённо [628]
Книга Памяти в/ч п.п. 51932
Воспоминания [122]
Рассказы, стихи, песни
Документы войны [48]
Разведданные, карты

Короткие сообщения

Поиск на сайте

Главная » Архив » Воспоминания

Ночные снайперы
   Белый потолок. Розовые стены.
    В квадратной комнате, давно не знавшей ремонта, двое. Оба — бывшие военнослужащие. Один — майор, давно уже в отставке. Другой — только-только демобилизованный сержант.
     Майским днём 1982 года «Скорая помощь» привезла Александра Прохорова в Рязанскую клиническую больницу имени Семашко.
   Укрытый от любопытных глаз двухэтажный лечебный корпус дореволюционной постройки притаился в самом дальнем углу территории, в гуще заросшего неухоженного сада. Оконные рамы нижнего этажа заколочены досками. Это «владения желтушников»(1), которым таким образом ограничен контакт с внешним миром. Верхний этаж — зона «условно заразных», и режим у них несравненно мягче. Ходячим разрешён выход из здания и прогулки по прилегающим аллеям. Здесь в общей палате Саня начал отсчёт дням своего больничного заточения. В помещении на двенадцать человек «компашка» с разнообразными недугами. От Сибирской язвы, бруцеллёза, клещевого инцефалита, гепатита Б, подозрения на тиф до малярии.
Народ в основном пожилой — старички. Но отчаянно весёлый. Александр каждый раз рыдает от смеха, уткнувшись лицом в подушку, когда молоденькая девушка-врач делает обход.
     — Вот скажите! Вы выпиваете дома? Ну, например, по праздникам или с устатку? — интеллигентно спрашивает она у пожилого мужчины, Саниного соседа.
   — Бывает! Выпиваю! — отвечает тот, и после мастерски выдержанной паузы добавляет — Без остатка!
    Другой приятель по несчастью совсем не уступает «коллеге» в юморе. Бывший скотник колхозной фермы при виде юного лекаря изо всех сил старается состряпать умное лицо. Держа наконечник от назначенной ему клизмы своими заскорузлыми крестьянскими пальцами насквозь пропитанными никотином, дедок беззубым шамкающим ртом изрекает:
   — Дохтур! Скашите! А это штерильно?
   Прохорова, вчерашняя студентка университета не отвечает. Александр первый с таким диагнозом в городе, и им занимается заведующий инфекционным отделением профессор Владимир Иванович. В ходе беседы со свежеприбывшим пациентом медработник сокрушённо схватился за голову.
    — Какие нибудь таблетки принимал ?
    — Да. Делагил несколько раз.
    — «Ёлки зелёные»! У нас в стране больше ничего нет! А тебе они теперь противопоказаны. Организм мог уже выработать иммунитет!
    В общем, сходу возникла проблема с препаратами для лечения, а пока Сане делают ежедневные капельницы глюкозы, подкармливая его истощённый «до нельзя» организм.
     Взятый заново анализ подтвердил наличие малярии, но не ясна была степень поражения. Нужен был очередной приступ, когда бы все плазмодии(2) вышли на кормёжку в кровь из клеток печени.
   И вот для этих целей из больничного изолятора сделали дополнительную палату. Майор с гепатитом Б приставлен наблюдателем, чтобы не «проворонить» начальную стадию атаки паразитов. Долго ждать отставному офицеру не пришлось. К обеду следующего дня Шура почувствовал озноб — предвестник приближающихся судорог.
   — Зовите медиков! Начинается!
    Выкрутив руки Александра, инстинктивно прижатые к телу в попытке хоть как-то согреться, персонал клиники берёт кровь из вены и тут же делает укол. Саня мгновенно «улетает». 

 
Афганистан. Уезд Суруби.
Трасса Кабул — Джелалабад между Гогамундой и платом Наглу.
За 11 месяцев до этого.

 

   Под прикрытием САУ(3), накрывающих своим огнём вершины Ширауну Гаше, мотострелковая рота(4) 181-го полка входит в ущелье, занимает доминирующие высоты и постами -заставами встаёт на ключевые позиции вдоль магистрали. Третий взвод(5) располагается в полутора километрах от кишлака Кани-Шерхан. Внизу, в узкой теснине прямо у ленты дороги, напротив бурлящего потока воды, на небольшом клочке земли, свободном от скал, окапывается техника — четыре бронетранспортёра и танк. Там же бойцы, руководствуясь приказом командования «готовиться к зимовке», сооружают землянки, создают цепь окопов и укрытий, где вырытых, где сложенных из камней. Утомлённые солнцем, ошалевшие от солнечного удара скалы Гиндукуша теперь дом для двадцати пяти парней и очередной пункт назначения.
    Наверху, на краю почти вертикальной пропасти оборудуется выносной пост, призванный исключить возможность обстрела основных сил и контролировать подступы к ущелью.
    Прохоров — командир отделения(6) и «начальник Чукотки». Их на вершине восемь человек, вооружённых АГС-17(7), 82 -х миллиметровым миномётом-«самоваром»(8) и личным оружием.
     Наиглавнейшая, первостепеннейшая задача бойцов — не допустить нападений бандформирований на идущие по дну колонны.
  И со своей миссией они явно справляются. То, что подразделение выгодно использовало особенности ландшафта, заняв господствующее положение в местных горах, подтвердили найденные многочисленные снайперские точки, пулемётные гнезда, стреляные гильзы, а ближе к асфальту лёжки гранатометчиков с брошенными пустыми футлярами от выстрелов, исписанных китайскими иероглифами. Пехотинцы пристреляли своей «карманной артиллерией» видимые без бинокля оборонительные редуты боевиков на противоположной стороне, и было очевидно, что «духи» безвозвратно потеряли один из важнейших плацдармов для атак на конвои по причине полностью «перекрытого кислорода». Муджахеды, реально просчитывая угрозы, даже не пытаются вступить в схватку на вверенном взводу участке. Потихоньку налаживается и быт. Уже построено бунгало(9) для личного состава. Стенами жилища стали скала и кладки камней-валунов, для крыши же подошёл брезентовый тент от бронетранспортёра.
     Лето. Тепло. Великолепный вид с высоты птичьего полёта на плато Суруби, на устье реки Кабул, впадающей в водохранилище Наглу. Всё это поражает фантасмагорической красотой. Но, конечно же, больше всего радует отсутствие боевых действий.
     После месяцев перестрелок и боестолкновений, засад и прочёсок в кишлаках Аминовки(10), недель сопровождения «наливников»(11), судьба подарила воинам спокойную жизнь. Вот так бы дембелям «мирно отсидеться»!
     Не надо бегать и ползать по виноградникам, лежать часами на снегу или раскисшей от влаги земле, боясь пошевелиться, лазить через дувалы, шмалять из всех стволов, кидаться гранатами, куда-то ездить, не зная ни дня, ни ночи.
   Просто сиди, владей «орлиным гнездом» и лови кайф от жизни!
    Только в тот момент всеобщей умиротворённости никто не мог и предположить, что в себе таит «тишь да гладь да божья благoдать» здешних пейзажей. Несусветная жара, влажность водной артерии, недоступные для прямых лучей солнца места водопадах и под арками дорожных мостов, стоячие воды затонов водохранилищ были идеальным местом обитания полчищ невидимых днём врагов.
    Вооружённые приборами сверхчувствительного обоняния, ночные снайперы появлялись под покровом темноты, предупреждая о себе тонким гудом и неотвратимо выцеливая свои жертвы.
    Ни на дне каньона, ни на гребнях его вершин, не было ни одной живой души, способной ускользнуть от них.
  Горстка стрелков, зацепившаяся на границе обрыва, практически падала уже с ног от недосыпания. Выполнение приказа «Держать высоту» свелось к собственной охране и гипертрофированному чувству ответственности за тех, кто внизу.
   Поначалу налётам москитов не придали особого значения.
    — Ну комары! Они и в Африке комары!
    Чуть-чуть погодя бойцы поняли, как они ошибались. Что двукрылые насекомые не простые, а с сюрпризом.
   К тому времени различные болезни время от времени заглядывали в роту. Желтушники и тифозники своевременно выявлялись и направлялись сначала в Кабульский госпиталь, а затем на несколько месяцев реабилитации в Союз, в санаторий Азадбаш(12).
     И тут « бакшиш»(13)-нежданчик. «Новинка сезона» — малярия, ставшая знаковым событием.
  «Явление народу» этой напасти закончило формирование «классической тройки»(14) (тиф, гепатит A, малярия), без суда и следствия выносившей свои инфекционные приговоры воинам-интернационалистам.
    Первые заболевшие появились у полотна автомобильного пути, и их спешно увезли в лазарет. Да было поздно. На форпосту началась эпидемия.
Приступы тропической лихорадки день за днём, шаг за шагом косили личный состав отряда.
   Не имея возможности заменить инфицированных, командованием были брошены в солдатские массы лозунги:
   – От туземной лихоманки не умирают и ротации не будет !
   – Вот ежели тиф или желтуха, тогда серьёзно! Это — санчасть!
   – Анаплазмоз(15) — так себе! Баловство !
   – Три дня «поколбасит» и снова в строй!
 Сознанию военнослужащих было приказано: «Малярию за болезнь не считать!»
   Справедливости ради надо сказать, что полковой медициной были предоставлены лекарства в виде таблеток делагила, чтобы как-то погасить вспышку повальной хвори.
Делагил
Действующее вещество: Хлорохин (Chloroquinum)
Способ применения и дозы (при изоляции от источников заражения):
Для лечения рекомендованная доза 2-2,5 грамма в первый день употребления, спустя 8 часов необходимо принять еще 500 мг медикамента, и в течение следующих 4-5 дней надо принимать по 500-600 мг препарата в день за один раз.

       На выносной-горный пост, на восемь человек постоянно атакуемых кровососами, был выделен аж один маленький пузырёк с таблетками. Инструкций к применению не было никаких. Как пить ? В каких количествах? Как долго?
    Сроду кроме гриппа ничем не болевшие, рабоче-крестьянские парни тупо разделили пилюли на количество «стволов» и пришли к математическому выводу, что препарата хватит, если пить их непосредственно во время приступов. Так и поступили. Но, естественно, всё было безрезультатно.
   Склянка с оставшимся содержимым была отправлена в пропасть, в очередной раз предоставив воинам возможность положиться на волю провидения.
    — Почему так получилось? Почему не хватало лекарств в конце 20-го века? — задастся справедливым вопросом упорный читатель, с вялым позёвыванием всё-таки достигнувший этих строк.
     Ответ здесь простой и банальный для 40-й армии.
    В этой конкретной ситуации защитники шоссе пали жертвой крайней удаленности от центра периода летних отпусков командования роты и тотальным отсутствием офицеров на гиблом посту-заставе.
     Подразделение Александра оказалось конечным звеном в цепочке распределения общественных благ, главнейшей из которых была, конечно же, провизия и, как оказалось, ещё и лекарства. Ведь всё завозилось сначала на центральные посты, затем на опорные заставы, откуда уже распределялись по дальним гарнизонам.
     Время от времени конвои с провиантом и боеприпасами попадали в засады или подвергались обстрелам, неся потери и теряя часть своей факелами горящей техники.
    Однако главная причина была в другом.
    Продукты воровали все, чьи руки к ним прикасались. Начпроды(16) и военнослужащие на складах. Водители грузовиков, задействованные в доставке. Тащили свои же «братаны-одноротники», «заныкивая» от боевых товарищей, несущих службу на соседних точках. В первых случаях сознанием людей в погонах двигала обыкновенная жажда наживы и алчность, в последнем случае — страх. Боязнь голода и болезни. Так получилось и с таблетками. И как ни горько это осознавать, по стечению ряда обстоятельств круг замкнулся на третьем взводе.
      Только каждый вечер с заходом солнца и приходом мгновенно падающих в ущелье южных сумерек будут заступать служивые в караул, недоедая, недосыпая и теряя силы от быстро развивающейся анемии и малокровия . Всё также в ночной тишине будут слышны оклики их часовых и одиночные выстрелы на каждый шорох или подозрительный звук.
   — Второй! Я первый! Не спать! Не спать! Не спать!
   — Я второй! Слышу тебя! Не сплю!
  Вновь и вновь будет «рубить» пехоту приступ за приступом.
Опять и опять, сцепив зубы, будут подниматься пацаны, занимая место в строю. Крохотное войско наперекор планиде будет «тащить службу» через «немогу», из последних сил защищая жизни себе и парням там внизу на дороге.
      А с наступлением темноты всё также будут выходить на промысел жаждущие крови длинноусые охотники, чтобы сызнова поймать в перекрёсток прицела солдатские вены и нажать на спусковой крючок. Целых 10 месяцев будет носить Александр засевшие в печени «отравленные пули крылатых спецназовцев», непреодолимой силой швыряющих его на армейскую шконку(17). И когда количество « нокаутов» перевалит за десяток, Прохоров перестанет их считать, всякий раз надеясь, что этот был крайний и больше не повторится. Только сейчас, лёжа в больнице и просвещенный лучшими умами медицины, Саня понял, чем был тот флакончик делагила. Ведь лекарства могли спасти хотя бы одного из них. Но Александр не жалеет, что всё случилось так, как случилось. Что он лично своей рукой бросил таблетки в пропасть. Зато нe было соблазна «скрысятничать» и «сожрать их под одеялом», сохранив своё здоровье. Все, как один, в ограниченном контингенте точки на карте честно и равноправно разделили тяготы и лишения выпавшие на их долю.

(1) Желтуха — (болезнь Боткина ) она же Гепатит А — острое инфекционное заболевание печени, вызываемое вирусом гепатита А (англ. HAV). Вирус хорошо передаётся по алиментарному пути, через заражённую пищу и воду, ежегодно вирусом инфицируются около десяти миллионов человек. Инкубационный период составляет от двух до шести недель, в среднем — 28 дней.

(2) Плазмодии (лат. Plasmodium) — род паразитических одноклеточных организмов, некоторые виды которого вызывают малярию. Известно около двухсот видов, из них по меньшей мере десять паразитируют на человеке. Жизненный цикл плазмодиев типичен для споровиков и состоит из бесполого размножения (шизогонии), полового процесса и спорогонии. Малярия — типичное антропонозное трансмиссивное заболевание. Переносчики — комары рода Anopheles (они же и окончательные хозяева). Промежуточный хозяин — только человек.
Заражение человека происходит при укусе комара, в слюне которого содержатся плазмодии на стадии спорозоита. Они проникают в кровь, с током которой оказываются в ткани печени. Здесь происходит тканевая (преэритроцитарная) шизогония. Она соответствует инкубационному периоду болезни. В клетках печени из спорозоитов развиваются тканевые шизонты, которые увеличиваются в размерах и начинают делиться шизогонией на тысячи дочерних особей. Клетки печени при этом разрушаются, и в кровь попадают паразиты на стадии мерозоита. Они внедряются в эритроциты, в которых протекает эритроцитарная шизогония. Паразит поглощает гемоглобин клеток крови, растет и размножается шизогонией. При этом каждый плазмодий дает от 8 до 24 мерозоитов. Гемоглобин состоит из неорганической железосодержащей части (гема) и белка (глобина). Пищей паразита служит глобин. Когда пораженный эритроцит лопается, паразит выходит в кровяное русло, в плазму крови попадает гем. Свободный гем — сильнейший яд. Именно его попадание в кровь вызывает страшные приступы малярийной лихорадки. Температура тела больного поднимается так высоко, что в старину заражение малярией использовали как средство лечения сифилиса (испанской чесотки): трепонема не выдерживает таких температур. Развитие плазмодиев в эритроцитах проходит четыре стадии: кольца (трофозоита), амебовидного шизонта, фрагментации (образования морулы) и (для части паразитов) образования гаметоцитов. При разрушении эритроцита мерозоиты попадают в плазму крови, а оттуда — в новые эритроциты. Цикл эритроцитарной шизогонии повторяется много раз. Рост трофозоита в эритроците занимает время, постоянное для каждого вида плазмодиев. Приступ лихорадки приурочен к выходу паразитов в плазму крови и повторяется каждые 3 либо 4 дня, хотя при длительно текущем заболевании чередование периодов может быть нечетким.
Из части мерозоитов в эритроцитах образуются незрелые гамонты, которые являются инвазивной стадией для комара. При укусе комаром больного человека гамонты попадают в желудок комара, где из них образуются зрелые гаметы. После оплодотворения образуется подвижная зигота (оокинета), которая проникает под эпителий желудка комара. Здесь она увеличивается в размерах, покрывается плотной оболочкой, формируется ооциста. Внутри нее происходит множественное деление, при котором образуется огромное количество спорозоитов. Затем оболочка ооцисты лопается, плазмодии с током крови проникают во все ткани комара. Больше всего их скапливается в его слюнных железах.
Поэтому при укусе комара спорозоиты могут проникнуть в организм человека. Таким образом, у человека плазмодий размножается только бесполым путем — шизогонией. Человек — это промежуточный хозяин для паразита. В организме комара протекает половой процесс — образование зиготы, образуется множество спорозоитов (идет спорогония). Комар — это окончательный хозяин, он же и переносчик. (Источник: Н. С. Курбатова, Е. А. Козлова "Конспект лекций по общей биологии")

(3) САУ — Самохоe дная артиллерийская установка. Боевая машина, представляющая собой артиллерийское орудие, смонтированное на самодвижущемся (самоходном) шасси

(4) Рота (от нем. Rotte) — тактическое подразделение, состоящее обычно из нескольких взводов. Обычно рота входит в состав батальона.
В 1980 -1982 годах структура мотострелковой роты 181-го МСП 108-й МСД 40-й армии была следующей:
1.Управление роты (по штату 7 человек на одном бронетранспортере):
1.1 Командир роты (капитан)
1.2 Зам.командира роты по политработе (ст. лейтенант)
1.3 Старшина роты (прапорщик)
1.4 Зам.командира роты по технической части (прапорщик)
1.5 Санинструктор (сержант)
1.6 Водитель (рядовой)
1.7 Оператор-наводчик КПВТ (пулемётчик КПВТ) (рядовой)
2. Три мотострелковых взвода по 25 человек каждый (на 9 БТР)
3. Гранатомётно-пулемётный взвод — 14 человек ( на 2-х БТР) Итого по штату 96 человек и 12 бронетранспортёров (автор).

(5) Взвод — воинское подразделение, входит в состав роты и состоит из нескольких отделений.
В 1980 — 1982 годах структура мотострелкового взвода 181-го МСП 108-й МСД 40-й армии была следующей:
1.командир взвода (лейтнант).
2.Три отделения по 8 человек каждое.
Итого по штату в стрелковом взводе было 25 человек и 3 бронетранспортёра. Примечание: 4-й Гранатомётно-пулемётный взвод имел по штату 14 человек (ком.взвода — прапорщик) 3 пулемёта ПК, 3 автоматических гранатомёта АГС-17, 2 бронетранспортёра и 14 человек личного состава (автор).

(6) Отделение — минимальная тактическая единица в родах войск видов вооружённых силах в сухопутных войсках СССР и России.
В 1980 — 1982 годах структура мотострелкового отделения 181-го МСП 108-й МСД 40-й армии была следующей:
1.командир отделения ( сержант) 2.водитель БТР
3.оператор-наводчик КПВТ (пулемётчик КПВТ (башенных пулемётов) 4.снайпер
5.пулемётчик РПК (ручной пулемёт Калашникова) 6.гранатомётчик РПГ-7 (ручной противотанковый гранатомёт) 7.Старший стрелок
8.Стрелок.
Итого по штату в отделении было 8 человек и один бронетранспортёр (автор).

(7) АГС-17 «Пламя» — 30-мм автоматический гранатомёт на станке. Предназначен для поражения живой силы и огневых средств противника, расположенных вне укрытий, в открытых окопах (траншеях) и за естественными складками местности (в лощинах, оврагах, на обратных скатах высот).
(8) 82-х мм миномет 2Б14 «Поднос» — советский 82-мм миномёт, созданный для подавления живой силы и огневых средств противника в поддержку моторизованным частям. Сленговое — самовар.
(9) Бунгало — Лёгкая загородная жилая постройка в некоторых тропических странах.
(10) Наливняк — сленговое. Автоцистерна для первозки нефтепродуктов (11) Аминовка (сленг. воинов-интернационалистов) —
Условное название долины с почти беспрерывной цепью кишлаков, тянущихся от Кабула до поворота на Баграм (приблизительно 50 км). Стратегически важная дорога Кабул — Хайратон, идущая вдоль долины среди близко расположенных к ней виноградников, дувалов и строений. Все 9 лет войны была ареной ежедневных ожесточённых боёв за сохранность доставляемых из Союза грузов. Ключевые места дороги: кишлаки Карабаг, Калакан, Мирбачакот (провинции Парван и Кабул). Другое распространённое название — Баграмская зелёнка.
С 1980 года по 1984 год была полностью зоной ответственности 181-го МСП.
С 1984 года по 1989 год на охрану встал еще 682 МСП. Линия соприкосновения подразделений прошла по кишлаку Калакан. Один из её кишлаков — Пагман — родина Хафизуллы Амина, Председателя Революционного совета Афганистана, откуда и пошло название.
Далее от поворота на Баграм до Чарикара начиналась уже «Чарикарская зелёнка»
(12) Азадбаш — посёлок в Узбекской ССР, где находился санаторий- профилакторий для заболевших в Афганистане гепатитом А воинов-интернационалистов.
(13) Бакшиш (перс. بخشش; bakhshish; от bakhshidan — давать)
— подарок, чаевые, пожертвование, а также разновидность некоторых
форм коррупции и взяточничества на Ближнем Востоке и в Южной Азии
(14) Классическая тройка — Республиканские, краевые и областные тройки НКВД — внесудебные органы уголовного преследования, действовавшие в СССР в 1937 — 1938 годах на уровне республики, края или области.
(15) Анаплазмоз (anaplasmosis) – трансмиссивная болезнь характеризующаяся лихорадкой, анемией, нарушением в работе желудочно-кишечного тракта. Вызывается простейшими паразитами от укусов кровососущих насекомых .
(16) Начпрод (армейск.). Начальник группы (службы) продовольственного снабжения воинской части/соединения и т.д.
(17) Шконка — Постель, кровать, койка (уголовный и солдатский жаргон).

 

Борис Немцев, 2 МСР 181 МСП 108 МСД.
Написано в мае 2014 года.




 
Категория Воспоминания | Добавлено 20.08.2016
Смотрели 1038 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
0
1 Digor  
Хорошо написано! Всё точно так и было!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!
В этот день погибли:





Copyright Тулупов Сергей Евгеньевич при поддержке однополчан © 2010 - 2018 При использовании материалов сайта ссылка обязательна. Ограничение по возрасту 16+